В предыдущем номере мы рассказали о семинаре, который проводила РОЭО РА "Сакральный Алтай" в Усть-Коксе 15 ноября. В первой части нашего репортажа мы сделали акцент на, так сказать, теоретических докладах о традиционных нормативах сохранения биоразнообразия и о современном научном подходе. Во второй части мы расскажем о практических аспектах проблемы и о том, как этот вопрос о сохранении биоразообразия решается на местах.

После докладов Зинаиды Тырысовой, руководителя РОЭРО РА "Сакральный Алтай", и Алексея Грибкова, эколога и активиста из Алтайского края, настала очередь доклада Н.Л. Милус, географа по образованию, гида-проводника по роду занятий, эколога и этнографа по зову души. И сельского депутата по совместительству.

Наталья Леонидовна рассказала, как практически они решали проблему сохранения ландшафтов и об опыте взаимодействия сельской властью.

Мультинский опыт

Н.Л. Милус в начале своего доклада поиронизировала, что она из тех самых приезжих, которых все ненавидят. Родилась на Севере и всю взрослую жизнь связала с Алтаем. По образованию географ, биолог. Занимается этнографией, работает как гид-проводник.

На семинар Н.Л. Милус пригласили в качестве практика . В Верх-Уймонском поселении вполне успешно решены некоторые задачи, в частности, по созданию ООПТ и зонально-территориальному планированию.

Чтобы не изобретать велосипед, можно использовать готовые наработки тех регионов, которые вышли вперёд, и применять у нас. У нас получилось в последний момент внести существенные поправки в генеральный план Верх-Уймонского поселения. Успели в последний момент: было лето и все были заняты зарабатыванием денег. Как всё происходило? Мы настояли на том, чтобы генеральный план был привезён в Мульту. Таким образом, население имело возможность принять участие в обсуждении.

Какая получилась история? Вдоль всей Катуни, начиная с Килинской протоки, вдоль катунских проток, до старого железного моста и дальше на восток вдоль коренного русла Катуни, где устье Мульты… Там была запланирована обширная рекреационная зона.

Это означало, что земли будут переданы предпринимателям в аренду и в дальнейшем собственность, под строительство крупных туристических объектов. Имеется печальный пример Чемальского района, где все берега застроены. Всё это воплотилось материально. Можно судиться хоть 50 лет о бечевнике, но воз и ныне там. Бечевник загорожен, леса первой категории, водоохранные леса вдоль основного русла Катуни превращены в туристические объекты. Как нормальные ландшафты они уже не функционируют. Мы же этого не допустили.

Из нашего генплана полностью убрали эти рекреационные зоны. Население, в том числе село Маральник, проголосовало, чтобы эти запланированные рекреационные территории ликвидировать. Землям возвращён статус, который был традиционно у этих земель сельхозназначения.

Мы оставили одну очень маленькую территорию, которая находится в пределах вторичных березовых лесочков небольших. Эта территория не привлекательна для турбизнеса, поэтому мы предполагаем, что она и останется как березники и поляны, где наши дети собирают землянику. Потом там будут кедрач, поскольку березы со временем выпадут, а сейчас там можно видеть много молодых кедров. Через 20 лет поднимется кедровый лес.

Возникает вопрос о том, как надо развивать экономику. Не надо думать, что экологи против развития. Деньги зарабатывать можно и нужно. Но если подрубить сук, на котором сидим, то у нас не то что денег, а хлеба и воздуха не будет. Поэтому зарабатывать деньги нужно грамотно, сохраняя те объекты, которые у нас есть.

Территория Мульты, Замульты и Маральника привлекательна в ландшафтном и других планах. Мы стараемся в пределах своих возможностей делать так, чтобы и дальше всё радовало глаз. В пределах самих населенных пунктов можно делать дома, гостиницы и т.д. У нас даже в генплане заложена территория в черте села, на которой когда-нибудь будет построен бассейн.

В свое время нам удалось ликвидировать несколько криминального характера проект с мультинскими ГЭС. Полностью ликвидировать. Это значит, что весьма значительная полоса кедрача из категории малонарушенных лесных территорий была спасена. Этот кедрач мы сохранили, а заодно сохранили наш устой жизни, наше сельское хозяйство, дома, улицы и наши Мультинские озера. Каким образом это сделали - длинная история.

Но мы применяли такой инструмент как ОВОС. Это "оценка воздействия на окружающую среду" предполагаемой хозяйственной деятельности. Если предполагается хозяйственная деятельность, вы как граждане имеете право принять участие в этой оценке воздействия. Проверить: запланированная хоз деятельность причинит вред или нет? Для этого разработан пакет документации. В нашей стране много замечательных законов, их только знать надо. Применяя этот инструмент (Положение об ОВОС) мы справились, это работает, не надо бояться.

Кроме того, имеет место проблема, которая была озвучена ранее: нет в Республике Алтай добросовестно разработанного закона об ООПТ местного значения. Это недоработка депутатов Эл Курултая - пусть дорабатывают. Мы можем, пока они там дорабатывают, опираться на федеральное законодательство и никто нам возразить не может, поскольку федеральное законодательство главнее, чем недоработки нашего Эл Курултая.

Берем ФЗ о местном самоуправлении, а там русскими буквами написано, как создавать ООПТ федерального, регионального, районного и местного значения.

Может, другие умные люди уже это делали? Да, умные люди это делали, они это не доделали, бросили. Хорошо, мы доделаем. Мы нашли документацию Эликманарского сельского поселения (Чемальский район), там имеется нормативно-правовой акт (НПА), на основании которого они могли бы своим объектам придавать статус памятников природы и других ООПТ местного значения. Мы этот документ доработали, пустили в ход и глава поселения сказала, что никаких существенных возражений от прокуратуры не поступило, можно работать по этому документу. В случае чего можно вносить точечные изменения, учитывать рекомендации соответствующих структур.

При этом мы не занимаемся самодеятельностью. У нас как решения принимаются? На сходе граждан решили: давайте, сделаем. Выбрали инициативную группу из пяти человек (Н.Л. Милус также состоит в ней). Мы этот документ (НПА по ООПТ местного значепия) делаем, выносим на рассмотрения схода, сход одобряет депутаты принимают. На основании это документа каждый объект, который наши люди считают необходимым сохранить от хозиспользования, вносится в список. На сходе голосуем, на сессии принимаем документ, объект получает охранный статус.

Пилотный проект - это наше маленькое озеро, которое находит между селом Мульта и рекой Катунь, озеро Карасевое. Очень интересное по своим функциям. Одна из причин, по которой мы решили придать ему статус ООПТ, заключается в том, что регулярно появляются предприниматели, которые хотят что-нибудь на озере сделать.

Весной отбились от одних. Желаем успеха в их начинания, но не нашей земле. На сходе граждане трех сел (Мульта, Замульта и Маральник) проголосовали против того, чтобы отвести предпринимателям землю для хоз деятельности. Тогда и решили сделать озеро памятником природы.

Это озеро имеет значение как водоем отдыха для перелетных птиц, например. Может, в масштабах Евразии это мелочь, но если такие озерки уничтожить, то это повлияет на общемировую ситуацию. Всё взаимосвязано.

Свой вопрос, казалось бы, не по теме семинара, озвучила О.М. Абросимова: «Вот вы водите в горы…от какого предприятия? В каком качестве и в каком статусе?»

Н.Л. Милус ответила, что не является предпринимателем, безо всякого статуса отдает в аренду свое имущество - коней.

Когда удается получить существенный доход, то она подаёт декларацию.

Такой ответ почему-то не удовлетворил О.М. Абросимову.

Зинаида Тырысова прокомментировала доклад Н.Л. Милус словами о том, что проблема создания ООПТ местного значения назрела.

Именно на территории сельского поселения должно быть обозначено ландшафтное и биоразнообразие, и если это террития Лесфонда, то взаимодействовать с Лефондом.

Также хорошо знать покадрово, кто чем занимается и в первую очередь по отношению к природе - это наш общий дом… Необходимо лицензировать турмаршруты, их содержательную часть.

Очень острая проблема могильников, которая уже заявлялась ранее. Так называемые "каменные бабы" вывозятся отсюда. В Тюнгуре сыплется могильник.

Вопросы глобальные и не очень

Когда снова предложили задавать вопросы, то выступила Светлана, жительница района, режиссер по образованию. Первый вопрос был про изменения климата, кто-нибудь в республике занимается этой темой? Есть ли изменения? Носят ли они локальный характер (где-то вырубили лес и начали дуть сильные ветра) или связаны с общемировой тенденцией?
Зинаида Тырысова переадресовала вопрос к Катунскому заповеднику. Организация "Сакральный Алтай" занимается более приземленными вопросами. Тем, что сейчас является проблемой для местного населения: вырубка кедра и так далее…

Алексей Грибков дополнил комментарий и сказал, что Катунский заповедник, Алтайский заповедник, в общем, целая система федеральных ООПТ, также ведет мониторинг Институт водно-экологических проблем.

С научной точки работа ведется, а с точки зрения, а с точки зрения привлечения внимания к проблеме - нет.

Следующий вопрос был по выращиванию лесов на землях сельхозназначения. Как организация "Сакральный Алтай" относится к данной теме?

Дело в том, что в данный период времени природоохранная организация "Greenpeace" активно продвигает изменения в законодательстве, которые бы позволили выращивать леса на сельхозземлях. И вот, вместо того, чтобы, грубо говоря, рубить ценные леса на дрова, те же дрова можно было выращивать на с/х землях неудобных для посева зерновых, например.

Зинаида Тырысова рассказала, что организация "Сакральный Алтай" в Чойском районе заключила с Минприроды соглашение и высадила кедровый сад силами чойского филиала.

В целом, она сказала, что является сторонником промышленных лесопосадок. Древесина, действительно, нужна, но ландшафты надо сохранять. Возможно, "Сакральный Алтай" займется продвижением этой темы.

Алексей Грибков пояснил, что на сегодняшний день земли с/х назначения имеют разные виды целевого использования и выращивание лесов в этом списке отсутствует.

В нашей стране много земель с/х назначения, которые заросли лесом. Этим лесам уже 20-25 лет, но формально они остаются землями с/х назначения. Согласно действующему законодательству, Россельхознадзор может заставить снести этот лес.

Это бред и глупость, вырубать лес там, где он давно вырос. "Greenpeace" правильно эту активность ведет, перспективно развивать лесное фермерство, но есть и другой пример. В Турочакском районе коренные боры вдоль Бии были предоставлены с/х организациям.

Новые собственники поделили участки, вырубили леса и бросили землю. Алексей Грибков сказал, что он сторонник, того, чтобы земли с/х назначения, где уже давно есть коренные леса, переводить по упрощенной схеме в Лесфонд. С другой стороны, те c/х земли, которые лесом заросшие, лес там сносить не надо. Нужен баланс.

На какой-то момент разгорелся диспут между Алексеем Грибковым и Майей Загорской, разрешено ли выращивание лесного посадочного материала на с/х землях. К общему мнению не пришли, но пришли к общему выводу: леса оставить лесами, а где есть возможность вести плантационное лесоводство - делать так.

Зинаида Тырысова отметила, что раньше при администрациях была должность - специалист по охране природы. В ходе обсуждения уже обозначены темы: промышленное лесоводство, с/х земли… Хорошо бы исполнительной власти озадачиться вопросами экологичного природопользования.

Чемальский опыт

После небольшой творческой паузы к микрофону вышла Елена Чевалкова, руководитель чемальского филиала РОЭРО РА "Сакральный Алтай", которая рассказала об опыте природоохранной деятельности в своем районе.

Как известно, в Чемальском районе берега Катуни практически все застроены. Активисты в 2008 году начали заниматься этой поблемой, хотели остановить этот процесс, но опоздали. Получилось сохранить небольшой участок возле Аската, теперь это ООПТ.

Чемальцы, в перувую очередь жители села Аскат, взяли разработки томичей и сделали ООПТ регионального значения "Аскатская долина". Неравнодушным жителям села Аскат удалось сохранить реликтовый лес, растущий в окрестностях села. Возможно, эти ландшафты помнят доледниковый период.

Это получилось благодаря тому, что был организован памятник природы. Когда разрабатывали обоснования для организации памятника природы, то пришлось ответить на вопросы: почему это памятник природы? каковы угрозы? Среди угроз обозначили строительство турбаз, большой поток туристов, заготовку леса. Для ответа на вопрос "почему" был собран большой материал по экологии, культурно-исторической ценности места.

То есть при организации ООПТ всегда надо обосновывать, и в заключительной части прописывать режим: что можно, что нельзя делать на территории ООПТ. Например, в "Аскатской долине" нельзя валить лес, запрещены любые постройки (даже временные), запрещено строительство заборов. Разрешено традиционное лесопользование: сбор ягод, грибов, растений, заготовка дров (санитарная рубка). Тепеь это свободный лес и он таким будет.

Надо отметить, что организовывать ООПТ гораздо проще на местном уровне. Если положение об ООПТ местного значения получится разработать, то это будет очень хорошо. Можно прописывать режим использования ООПТ: размещения костровищ, маршруты экотроп и так далее.

Прозвучал вопрос к Елене Чевалковой: каким образом в туристическом Чемальском районе решается вопрос с раздельным сбором мусора? Елена Чевалкова сказала, что имеются очень хорошие подвижки в районе в этом направлении с подачи главы администрации и с подачи местного населения.

Появился свой переработчик. Частный предприниматель собирает раздельно четыре фракции: пластик, стекло, бумага и алюминиевые, жестяные банки. Планируется наладить переработку, пока большая часть отсортированного вторсырья отвозится в Алтайский край.

Пока это все происходит на частной основе. Люди, которые рады сдать на переработку вторсырье, уже дома разделяют его на группы. Создан локальный чат в «Вотсапе», в котором дается информация где и какого числа будут принимать сортированное вторсырье.

Имеются две пилотные площадки в селах с активным населением: Уожан и Аскат. Глава района поддерживает это движение. Есть договоренность, где поставить контейнеры для раздельного сбора отходов (РСО). Если возможностей предпринимателя окажется недостаточно, то глава района договаривается с коммунальщиками, чтобы помочь. То есть уже не весь мусор идет на свалку, а какая-то часть увозится на переработку. Население сортирует отходы дома.

Органическая продукция и взаимодействие людей

Следующая выступающая, Майя Загорская, представляла на семинаре Российское экологическое общество. Она отметила важность создания ООПТ.

Отсутствует желание повторять печальный опыт некоторых районов, потому что назад дороги нет. Имеется проблема разделения людей: граждане хотят одно, администрация видит по-другому, университеты и ученые - иначе.

Существует общероссийская карта конфликтов, куда можно вносить экопроблемы, а экспертный совет будет давать оценку: действительно ли это проблема или нет.

С 1 января 2020 ступает в силу закон про органическую продукцию. Без сертификации мы уже не сможем сказать, что вот, наша продукция самая экологически чистая! Создано специальное объединение, где можно сертифицировать свою продукцию. Это всё только начинается и можно сейчас активно встраиваться в эту систему.

Интересный опыт других районов

Евгения Казаченко, приехавшая из Новосибирска на Алтай пару лет назад, рассказала свою историю. Ей частенько приходилось проезжать мимо перевала Карасук и всегда тяжело было видеть состояние перевела. Она начала предлагать оформить перевал по алтайским традициям, как надо. На неё многие смотрели удивленно: русская, а такие идеи предлагает. В итоге пришлось делать всё за свой счёт.

Зинаида Тырысова пояснила, что одна половина перевала по факту принадлежит одному лесхозу, другая - другому. Поэтому Евгении Казаченко предложили оформить перевал в аренду на 49 дет. Это говорит о чем? Необходимо разрабатывать и принимать положение об ООПТ местного значения. Обязательно последить, чтобы категория перевалов была туда включена.

Отрадно, что не только алтайцы радеют о сохранности природы, следуя, например, наставлениям родителей, но и другие люди с открытым сердцем. Часто слышать приходится неприятные слова: "приезжие", "не приезжие"… Хватит делить людей, хватит делить свой дом. Если Алтай принял - значит, надо свой дом обустраивать. Никогда Алтай не отвергал никого.

Представительница турочакского филиала организации Галина Туймешева рассказала о себе, о своей жизни на Телецком озере. В чем-то ей проще участвовать в сохранении природы - она живет на территории заповедника. Сейчас она проводит этно-экскурсии, рассказывает географическую информацию о происхождении природных объектов и легенды. Легенды очень интересуют людей.

Семинар закончился, но продолжение следует

Затем выступили представители усть-коксинской исполнительной власти: Т.С. Шадрина и О.М. Абросимова. В их выступлении звучала нотка негодования: почему же некоторые выступающие представляют усть-коксинкую в власть в таком не очень позитивном ключе? (А сами как думаете, почему?) Обе выступающие перечислили достижения власти в экосохранном деле.

С.Б. Майманова, руководитель усть-коксинского филиала РОЭО РА "Сакральный Алтай", задала встречный вопрос о строительстве заправки как-то очень близко к территории, или почти на территории ООПТ "Боярышниковая роща". Возник небольшой диспут.

Зинаида Тырысова этот пример использовала для обозначения ещё одной проблемы: без природоохранного паспорта, в котором всё должно быть пописано, статус ООПТ почти не работает. В паспорте должно быть пописан режим: что можно, что нельзя. Также она сказала, что изучает вопрос с организацией кабаржатника под который в национальном парке "Белуха" отданы гектары под хозяйственную деятельность. Напимер, организация "Сакральный Алтай" уже добилась запрещения коммерческой охоты в Сайлюгемском национальном парке.

После этого Зианида Тырысова вернулась к местным, усть-коксинским проблемам. Если докладчики как-то резко выступили в адрес власти, то лишь потому, что отсутствует постоянное взаимодействие с властью.

В завершение было сказано, что подобного ода мероприятия ещё будут поводиться. С.Б. Майманова и О.В. Акимов отметили важное значение таких семинаров, поблагодарили организаторов и участников, после чего официально семинар был закрыт.

После семинара состоялось неофициальное чаепитие и общение между гостями и усть-коксинскими участниками семинара. Был обмен контактами, опытом, продолжилось обсуждение некоторых вопросов. Все сошлись на том, что в следующий раз под семинар надо планировать не один, а два дня. Надеемся, это будет реализовано.

Благодарим Елену Чвалкову за фотографии.

"ЛИСток в Усть-Коксе"

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (4 голосов)